История монастыря

Тот, кто хоть раз проезжал  в Новосибирске по перекрестку улиц Немировича-Данченко и Ватутина, не мог не заметить его: прямо у д

ороги золотым куполом вознесся в небо красавец-храм. Даже неискушенному в церковной архитектуре человеку ясно: этот храм на пригорке – одно из украшений города. Говорят, давно, еще при царе-батюшке, стояла на этом месте другая церковь. Новониколаевск в те времена располагался исключительно на правом берегу Оби, а в этой, стоявшей на краю деревни Кривощеково церкви молились те, кто отправлялся в путь-дорогу по Московскому тракту из Сибири на Запад: в Омск, Челябинск, Екатеринбург, а то и дальше бери – в Москву с Санкт-Петербургом... Говорят, церковь та была построена исключительно на народные пожертвования, как и большинство храмов  в России, и была от имени народа разрушена после гражданской войны большевиками.

Правда, кроме молвы людской, подтверждений тому нет никаких – даже сами строители храма о том не ведают. Но, надо сказать, для них этот вопрос не главный. Для них главное – открыть двери храма для прихожан. Достроить, освятить, услышать его первый колокольный звон.

Как-то уж так получилось, что на левом обском берегу живет треть населения Новосибирска, а храм – именно храм, с куполами, крестами на маковке, колоколами, всего один – да и тот находится в районе Хилокского рынка, куда  далеко не каждый горожанин поедет, поскольку рынок Хилокский  – самая что ни на есть окраина, да и мало кому известно, что есть на левом берегу церковь.  Конечно,  функционируют в Левобережье и другие приходы: в помещениях, скажем так, малоприспособленных для  богослужения. Основная же масса Новосибирских храмов расположена на правом берегу Оби - начиная с Академгородка и заканчивая станцией Мочище, которая, надо сказать, и к городу-то уже не относится.

 х х х

Строить храм на пригорке начал протоиерей Николай Чугайнов в 1994 году. Вернее, в 1994-м начались проектные работы. Отец Николай к тому времени уже снискал заслуженную славу человека, способного на великие дела в деле восстановления утраченного: его усилиями обрел новую жизнь  Колыванский монастырь,  по инициативе батюшки и  владыки Тихона новосибирский кинотеатр «Луч» городские власти передали Русской Православной Церкви - там сейчас находится Храм Всех Святых. То был первый в новейшей истории Новосибирска православный приход на левом берегу города. Служба здесь велась один раз в неделю, прихожан было немного, но – факт остается фактом – приход был открыт и функционировал. Одновременно отец Николай взялся за проектирование и возведение нового здания храма на перекрестке Немировича-Данченко и Ватутина. Он уже успел возвести фундамент, когда у него вдруг остановилось сердце. Батюшка умер на посту, в своем кабинете, располагавшемся на втором этаже бывшего кинотеатра «Луч»... И на какое-то время после смерти отца Николая строительство нового храма замерло...

Все-таки роль отдельной личности в истории, сколько бы о ней ни спорили философы, неизмеримо велика. Будь то история страны, история литературы, живописи, села, города, либо  история одного-единственного православного прихода в Левобережье Новосибирска.  На День святого Архангела Михаила в 1996 году настоятелем Храма Всех Святых был назначен отец Феодосий (Чернейкин). С этого времени история прихода начала новый отсчет.  Батюшку, когда он «вступил в должность», по его же собственному выражению,  начала брать скорбь, лишь только он вошел в курс всех дел.  На службах, которые стали проводиться ежедневно, стояли лишь три-четыре бабушки. На замершей строительной площадке к моменту назначения отца Феодосия прочно обосновались со своими конторами, вагончиками, охранниками, техникой и складами шесть строительных контор, никакого права здесь, понятное дело, находиться не имевших. И если  увеличение количества прихожан было лишь делом времени, образования  и пастырского опыта нового настоятеля, то борьбе с хамоватыми строителями  не учат ни в одной семинарии. Конечно, были такие, кто по просьбе батюшки съехал с насиженного места незамедлительно. Но остались и те, кто, несмотря на все  увещевания, продолжал строить на самовольно захваченной территории подсобные помещения, а настойчивого отца Феодосия – для острастки или же всерьез – попросту обещали как-нибудь прибить в темном переулке.

Два года отец Феодосий вел упорную борьбу по выселению непрошенных гостей с  предназначенного под строительство храма участка, два года бесконечных споров, увещеваний, «административных рычагов» – и оскорблений в адрес батюшки со стороны  постепенно сдающих свои позиции оппонентов. Два года этой терпеливой «осадной войны» увенчались успехом: в 1998 году со строительной площадки храма выехала восвояси последняя  фирма. Это была победа никоим образом не меньшая, чем увеличение числа прихожан храма Всех Святых. Потому что, повторимся, увеличение прихода – хоть и тоже хлопотное, но знакомое любому священнику, его «родное» дело. Отец Феодосий считает, что добился такого результата благодаря ежедневным проповедям в процессе службы: ведь проповедь есть не что иное, как прямое общение настоятеля с приходом, а нынешний гражданин страны ни от чего так не отвык за годы реформ, как от живого, откровенного общения с собой. Да и тому есть доказательства: многие жители окрестных, соседних с  бывшим кинотеатром «Луч» домов приходят сюда на проповедь, чтобы послушать, о чем на этот раз станет говорить батюшка с народом...

– Некоторые, – жизнерадостно посмеиваясь в бороду, говорит отец Феодосий, – заражают других собственным распутством или пьянством. Я же – заражаю их своим монашеством.

Он не оговорился, наш батюшка, не употребил слово «монашество» для усиления эмоции – нет, он действительно является игуменом православного мужского монастыря Святых Новомучеников Российских города Новосибирска вот уже несколько лет.

 х х х

Как говорит сам отец Феодосий, монастырь, им возглавляемый, образовался на пустом месте. На сегодняшний день он насчитывает двадцать насельников. Новосибирский оловянный комбинат отдал монастырю свой бывший клуб. Там монахи живут и молятся, одновременно ремонтируя и обустраивая здание монастыря, занимаясь строительством храма на пригорке, проводя ежедневные богослужения в здании бывшего кинотеатра, кроме того, каждый Божий день они исповедуют, причащают, крестят всех желающих; освящают дома, квартиры, офисы, машины; выезжают на дом к умирающим, отпевают уже усопших на кладбище... Каждый день проходит в постоянных заботах, события идут колесом и только после ужина, который начинается в семь часов вечера, у монахов есть свободное время – до половины десятого. Затем – вечернее монашеское правило (молитва), и в одиннадцать – отбой, чтобы на следующий день опять подняться в шесть утра и приступить к своим повседневным обязанностям.

Чтобы завершить строительство храма быстрее, с должным качеством и наименьшими финансовыми потерями, батюшке надобно быть специалистом не только в духовных вопросах, а тянуть не меньше чем на аттестацию в качестве какого-нибудь старшего прораба.

Новый храм строится исключительно на пожертвования организаций и частных лиц. Скорее, правда, организаций. Очень помогала и помогает строительству Администрация Новосибирской области – взыскивая задолженности по областным налогам с неплательщиков стройматериалами, отдает их на строительство. Большую помощь оказывают Новосибирский оловянный комбинат, Западно-Сибирская железная дорога, жертвуя кирпич, цемент, стекло. Хотя время от времени в приходе появляются самые разные люди, обещающие чуть ли не золотые горы, но потом бесследно исчезающие вместе со своими горами.

А помощь добрых людей нужна будет еще очень долго. Потому что вслед за храмом нужно будет возводить здания непосредственно монастыря – он в перспективе должен переехать сюда, на перекресток Ватутина и Немировича-Данченко. Игумен Феодосий считает, что монашество – это важнейшая составляющая в жизни российского общества, что без монашества не может быть возрождения России, что каждый монах, стремясь достичь духовного совершенства, тем самым делает светлее и лучше жизнь окружающих...